1
Растройство восприятий: галлюцинации и иллюзии

Расстройство восприятий (иллюзии и галлюцинации)

Пятница, 13 Июнь, 2014

Физиологические иллюзии могут быть у здоровых людей в результате недостаточности внимания. Например, читая «замеченные опечатки» в какой-нибудь книге, неправильно написанное слово мы принимаем за правильно написанное.

Галлюцинации есть мнимое восприятие не существующего предмета (объекта), обладающее характером чувственности и действительности, присущим восприятию при наличии реально существующего предмета; так, например, если больной в абсолютной тишине слышит голос, то этот голос совершенно подобен человеческому.

Огромный вклад в изучение клинических форм и сущности галлюцинаций внесен нашими отечественными авторами, которые в своих исканиях стояли на физиологических позициях. В истории развития учения о галлюцинациях прежде всего надо назвать имя русского психиатра второй половины прошлого столетия В. X. Кандинского, который первым среди русских, и иностранных авторов указал клинические разновидности галлюцинаций. Кандинский выделил:

  • а) настоящие, или истинные, галлюцинации, т. е. такие, при которых слуховые, зрительные или обонятельные образы воспринимаются в сочетании с объективной, вне нас существующей действительностью (голос слышится из-за стены, из-под пола, потолка, сбоку, сзади нас, страшная морда животного видится на стене, в окне и т. д.), и
  • б) псевдогаллюцинации — такие восприятия образов, которые воспринимаются внутри себя (голос слышится как бы «внутри головы», страшная Морда животного как бы находится «внутри головы»).

Работа Кандинского о псевдогаллюцинациях, вышедшая в 1886 г., получила мировую известность, а описанные им псевдогаллюцинации называются его именем. В своей монографии Кандинский описал не только клинику галлюцинаций, но и ряд других расстройств (см. в главе об истории отечественной психиатрии). С материалистических позиций Кандинский впервые в мировой психиатрии дал физиологическое определение галлюцинациям и псевдогаллюцинациям. Согласно учению Кандинского, истинные галлюцинации могут возникать или как следствие возбуждения коры головного мозга, или как следствие патологического истощения коры, например, при помрачении сознания при инфекции. Эта мысль, высказанная более полувека назад, нашла подтверждение в исследованиях И. П. Павлова и его школы.

Правильное физиологическое понимание сущности галлюцинаций мы находим и у С. С. Корсакова.

Последние годы своей жизни И. П. Павлов посвятил изучению различных форм психических заболеваний и сам, наблюдая за поведением психически больных, дал патофизиологическое объяснение ряду психопатологических симптомов, в том числе и галлюцинациям, происхождение которых ранее оставалось совершенно непонятным.

Как было указано выше (в главе о физиологии высшей нервной деятельности), явления нарушения соотношения между процессами возбуждения . и торможения в коре головного мозга могут выражаться различно по глубине, по силе, по распространенности, по степени преобладания то тормозного, то раздражительного процесса. Так, явления патологической инертности раздражительного процесса могут наблюдаться и в сфере движения, и в сфере восприятия. Когда явления патологической инертности развиваются в различных анализаторах мозговой коръ1, воспринимающих раздражения из окружающего мира и из внутренних органов (т. е. в первой сигнальной системе), а одновременно с этим и во второй сигнальной системе, то появляются галлюцинации. Патологической инертностью И. П. Павлов, объяснял и псевдогаллюцинации (звучание мыслей). Как показали дальнейшие исследования А. Г. Иванова-Смоленского, в основе галлюцинаций могут лежать фазовые явления торможения.

Е. А. Попов, много работавший над выяснением патофизиологической сущности галлюцинаций, высказал предположение, что в основе галлюцинаций лежит состояние частичного торможения в коре головного мозга. Попов показал, что если галлюцинирующему больному давать средства, усиливающие возбуждение в коре головного мозга (кофеин), то галлюцинации ослабевают. Если же давать бром, который усиливает торможение, то галлюцинации усиливаются. Это несомненно доказывает значение частичного торможения в коре головного мозга для появления галлюцинаций.

Данные И. Л. Попова и А. Г. Иванова-Смоленского объясняют и частый факт особой легкости возникновения галлюцинаций во время переходного состояния от сна к бодрствованию, перед засыпанием, и усиление галлюцинаций с наступлением ночи.

    Смотрите также:
  • Адрес электронной почты не публикуется. Обязательные поля отмечены *



    *