1
Расстройство мышления и речи

Расстройство мышления и речи

Воскресенье, 30 Март, 2014

В той или иной степени расстройство мышления характерно для всех психических заболеваний. Клиника расстройств мышления может быть весьма разнообразной.

В первой фазе шизофрении наблюдается непоследовательность мышления. Больные отмечают затруднение мышления, его нечеткость, неясность. В дальнейшем наступает разорванность мышления, когда больной пареходит от одной мысли к другой, не имеющей никакой смысловой связи с предыдущей; например, на вопрос о самочувствии больной отвечает, что он «потерял аппетит, извозчик едет в атмосферу». Резонерское мышление, также чаще свойственное больным шизофренией, выражается в бесплодном мудрствовании; например, на вопрос: «Как Вы сегодня спали?», больной говорит: «Если рассматривать сонное состояние с философской точки зрения в отношении сна к организму в развитии…» и т. д.

В ряде случаев, наряду с наплывом большого количества мыслей, у больных могут наблюдаться ощущения «пустого бессмыслия». Такое расстройство также типично для шизофрении.

Нередко мышление при шизофрении может быть спутанным, бессвязным, что видно из бессмысленного набора слов, носящего название «словесной окрошки». Например, на вопрос о самочувствии больной отвечает: «Рояль, бюллетень, вермишель».

Л. Г. Иванов-Смоленский сообщает, что речевую бессвязность больных шизофренией можно объяснить нарушением взаимодействия первой и второй сигнальных систем С преимущественным поражением последней.
Чрезмерно обстоятельное мышление, характеризуемое тугоподвижностью, т. е. когда больной не может выделить главного от второстепенного и застревает на мелочах, на одной и той же мысли, типично для эпилепсии. Например, на просьбу рассказать о характере имеющихся припадков больной начинает рассказывать о том, где и как родились его родители, о всей своей жизни с ненужными подробностями.

При эпилепсии в основе патологических явлений (в том числе и расстройств мышления) лежит нарушение подвижности нервных процессов. Мышление может быть ускоренным, когда необычно быстро образуются условные связи (ассоциации). У больного много мыслей, быстро сменяющих одна другую. Подобное ускорение мышления бывает при маниакальном состоянии. В противоположность ускоренному мышлению может быть замедленное мышление — больной говорит мало, медленно, с трудом переходит от одной мысли к другой. Такие картины наблюдаются при депрессивном состоянии. Патофизиологическая основа ускоренного мышления лежит в слабости тормозного процесса, а замедленного мышления, наоборот, в усилении торможения.

К наиболее частому симптому различных форм психического заболевания относится бред. Бред — это неправильное умозаключение, ошибочное суждение, возникшее вследствие нарушения процессов мышления. Если иллюзии и галлюцинации, могут иметь место и у здоровых, то бред — такое глубокое расстройство, которое всегда является признаком психического расстройства. В отличие от суеверий и предрассудков, которые тоже формально являются ошибками умозаключения, но связаны не с болезнью, а с недостатком знаний и культуры, бредовое мышление имеет еще одну отличительную особенность, а именно — не поддается разубеждению вследствие отсутствия способности к правильному суждению.

От бреда надо отличать так называемые навязчивые идеи, которые часто, так же как и бред, овладевают мышлением больного. Больной не может от них отделаться, но в отличие от бреда понимает их чуждость, нелепость и расценивает их как болезненное состояние. Навязчивые состояния разнообразны, о них необходимо помнить, так как они встречаются не только у больных с грубыми формами психическою заболевания, но и как временные состояния срыва нервной системы при неврозах и даже у психически здоровых людей. Так как навязчивые переживания очень мучительны, больные часто обращаются за помощью к врачу.

Л. Г. Иванов-Смоленский все навязчивые явления делил на две нерезко различающиеся группы.

  1. Навязчивые явления возбуждения в интеллектуальной сфере. Это — навязчивые идеи, воспоминания, выражающиеся в упорных мыслях о различных, не имеющих течения событиях, предметах, например, навязчивые мысли о каком-нибудь неприятном событии, давно имевшем место. К первой группе относятся и навязчивые явления в эмоциональной сфере — это чаще всего навязчивые страхи, например, страх заболеть сифилисом или раковой опухолью (сифилисофобия, канцерофобия), и навязчивые явления в двигательной речевой сфере навязчивые действия, поступки, например, навязчивое пересчитывание букв в слове, деревянных перекладин в оконной раме, навязчивое мытье рук, лица, навязчивое стремление к поджогам (пиромания).
  2. Навязчивые задержки, болезненные торможения, препятствующие больному производить какое-либо определенное движение или действовать при каких-либо строго определенных условиях. К этой группе относится боязнь высоких мест или глубины (клаустрофобия), боязнь открытых пространств, например, больших площадей (агарофобия), боязнь публичных выступлений перед аудиторией, перед зрительным залом (у артистов).

Навязчивые состояния часто встречаются при психастении, при циркулярной депрессии, при органическом заболевании головного мозга (артериосклероз, энцефалит).

И. П. Павлов дал истолкование некоторым разновидностям бреда, в частности, так называемой паранои и навязчивым состояниям. Под параноей понимается заболевание, характеризующееся развитием систематизированных бредовых умозаключений без галлюцинаций при сохранности интеллекта, при правильном поведении, при возможности полного сохранения трудовой деятельности. При изучении различных закономерностей в деятельности центральной нервной системы И. П. Павлову удалось в экспериментальных условиях при чрезмерном напряжении процессов возбуждения и торможения в коре головного мозга собак получить такой участок мозга, который становился больным. Этот «больной пункт» в коре головного мозга и является причиной возникновения бреда или навязчивости.

Физиологическое изучение высшей нервной деятельности дало И. П. Павлову ключ к пониманию другой разновидности бреда, одной из вариаций бреда преследования.

Бред при слабоумии, характеризующийся своей нелепостью, является результатом разлада психических процессов. Повреждения корковых мозговых аппаратов речи препятствуют реализации мышления.

Такие повреждения корковых аппаратов речи влекут за собой различного вида афазии; кроме тотальной, или полной, афазии, могут быть сензорная, моторная и амнестическая афазии. Последнее станет понятным, если учесть, что, хотя наша членораздельная речь и возможна лишь при целостной деятельности всей коры больших полушарий (понятно при сохранности стволовых и периферических речевых аппаратов), ведущее значение в осуществлении речи все же принадлежит слуховым, зрительным и двигательно-кинестезическим синтез-анализаторам, тесно связанным друг с другом.

При повреждении системы слухового анализатора, участвующей в речи, будет наблюдаться преимущественно сензорная афазия, или речевая агнозия, т. е. непонимание разговорной речи, неспособность анализировать разговорную речь (левая височная область коры). При повреждении систем зрительного анализатора, участвующих в речи (затылочно-височная область коры), у больного главным образом будет амнестическая афазия. В этих случаях больной неспособен назвать показываемые хорошо знакомые ему предметы, назначение которых он помнит и может рассказать. Так, например, при просьбе назвать предложенный больному карандаш он говорит: «Чтобы писать». При повреждении системы двигательно-кинестезического анализатора, участвующей в реализации речи (левая лобная область коры), отмечается двигательная или моторная афазия, когда больной, не получая кинестезических образов слов, либо совсем неспособен говорить, либо оперирует, иногда и невпопад, весьма ограниченным количеством слов. При наличии у больного одновременно сензорной и моторной афазии говорят о тотальной афазии.

Почти как правило, при моторной и очень часто при сензорной афазии больные теряют способность читать и писать. Знание этого факта важно для диференциальной диагностики моторной афазии и дизартрии при бульварном параличе (см. выше), когда больной ясно и четко может изложить свою речь на бумаге и может читать про себя. Мышление здесь также не нарушается, в то время как при любой афазии отмечаются дефекты мышления.

    Смотрите также:
  • Адрес электронной почты не публикуется. Обязательные поля отмечены *



    *